Всё что надо знать о своём доме!

Бабушка для битья Печать E-mail
23.11.2018 00:09

Что делать, если родственники, живущие в вашей квартире, начинают сживать вас со свету, чтобы завладеть вашим имуществом?

Бабушке Ксении нынешней осенью исполнилось 88 лет. Для человека в таком возрасте желание распорядиться своим имуществом после смерти является нормальным. В описываемое время пожилая женщина отправилась к нотариусу и заявила: «Хочу, чтобы после меня квартира была поровну разделена между двумя дочерьми – Ингридой и Леонидой».

Хотела разделить квартиру между дочерьми

Нотариус покивал лысой головой, достал бланк и зафиксировал бабушкину волю честь по чести. Только гордиться своей распорядительностью женщине пришлось недолго: родственники отнеслись к завещанию на квартиру, как к объявлению войны.

Сказала дочке твердое «Нет!»

Немного о родственниках.

– Младшая бабушкина дочка Леонида живет в Германии, – перечисляет Мария, родственница Ксении, – у нее там семья, собственные дети. А старшая Ингрида тут, в Риге. После развода она переехала к бабушке Ксении и дочку свою привела.

Так в приватизированной бабушкиной квартире поселились целых три поколения семьи.

Спору нет, тесновато женщинам в двух комнатах. Одна желает мыться, а вторая на то же время стирку запланировала, одна смотрит телевизор, а вторая кричит: «Сделай потише, бабушка, я спать хочу!» Но жаловаться грех: половина Латвии вообще по съемным квартирам мыкается.

Жили женщины тихо до злосчастного завещания на квартиру. А потом пошло-поехало. Мария выдает страшные истории одна за другой:

– Начали бабушку сживать со свету, наверное, чтобы поскорее квартиру получить. Сначала вынесли ее холодильник, поставили свой. Потом начали претензии выдвигать: «Почему ты продукты в наш холодильник кладешь?» Потом пристали с просьбами переписать завещание. Мол, зачем младшей сестре в Германии половина рижской квартиры?

Побоялась писать новое завещание

Бабушка насторожилась: человек она бдительный, читала в газетах, как бывает, когда прежде времени переписываешь квартиру на родственников. Так и вовсе без жилья можно остаться. Сказала дочке твердое «Нет!» и подумала, что на этом разговоры закончатся.

Сама Ингрида, может, и согласилась бы. Но взрослая дочь Ингриды, внучка бабушки Ксении, взялась мать подначивать: «Проси, чтобы бабушка не просто завещание переписала, а прямо сейчас составила на тебя дарственную».

Бабушка Ксения на это тем более не пошла. Она слыхала, что внучка хочет отправиться со знакомыми на отдых в Таиланд, и решила, что ради этого Ингрида может и подаренную квартиру заложить. А там жди аукциона и выселения на старости лет. Нет уж, пусть все по старому остается...

Но вернуть жизнь в прежнюю колею уже не удавалось. Дочкины и внучкины придирки становились все острее, пока нынешней осенью не переросли в рукоприкладство.

– В октябре из Германии на пару дней приехала младшая дочка Леонида, – рассказывает Мария. – Что бы вы думали? Уехала она домой с синяками. Это старшая сестра на нее набросилась. А бабушку Ксению в этой квартире обижают и бьют постоянно.

Полицейские вступились

Дом в курсе неприятной ситуации.

– Вся эта драма из-за жилья, – рассказывает соседка Лия, – мы бабушку Ксению очень понимаем и поддерживаем. Как можно писать дарственную на Ингриду, если она нигде постоянно не работает, да и внучка Ксении в свои 32 года сидит дома? Заложат квартиру в банке или продадут, куда бабушке в таком возрасте идти?

Но общественное мнение не может защитить пожилую женщину от домашних стычек.

До недавнего времени бабушка Ксения поддерживала связь с бывшими коллегами по работе. Теперь старые подруги говорят, что дозвониться до нее стало трудно. Выяснилось: это Ингрида отключает домашний телефон. Не хочет, чтобы пожилая женщина жаловалась на ее выходки знакомым.

– Перестали пускать даже бабушкину знакомую, которая в последние годы носила ей еду, – продолжает Мария. – В начале октября внучка и на эту старушку полезла с кулаками.

Правда, старушка не испугалась, и инцидент закончился приездом экипажа муниципальной полиции. Полицейские велели Ингриде телефон в квартире не отключать и бабушку оставить в покое, и на время конфликт утих.

«Подарок» на день рождения

Вскоре перестали помогать даже регулярные визиты полиции. Бабушка Ксения праздновала 88-й день рождения, позвала старинных подружек.

– Только мы сели за столик, появились дочь с внучкой и закатили скандал, – говорит Мария, – при трех свидетелей молодая внучка ткнула старушку кулаком в бок и закричала: «Ты или инсульт получишь, или мы тебя в сумасшедший дом сдадим».

Через день-другой горе-родственницы вызвали полицию и бригаду неотложки: «Просим нашу бабушку освидетельствовать, у нее явно с головой не в порядке!» Но медики никаких нарушений у Ксении Александровны не нашли, а полицейские только вздохнули. Их дело утихомиривать буянов, по-настоящему помирить маму с дочерью они не умели.

– Приехав в Ригу, я видела на руках мамы синяки, Ингрида постоянно ее обижает, – подтвердила нам Леонида, младшая дочка Ксении. – Сестра действительно пыталась и меня бить. Я до сих пор не могу поверить, что у меня такие родственники. Стыдно!

Леонида рассказала, что очень переживает за маму, но забрать ее в Германию не может. Женщина сама работает кассиром в супермаркете, а все свободное время присматривает за собственными внучатами. А как помочь бабушке Ксении в Риге, самой находясь в пригороде Берлина, она не знает.

Юрист: «Есть четыре возможности»

Итак, законы Латвии оставляют за бабушкой Ксенией шансы спастись от домашнего насилия и сохранить квартиру, выселив жестоких родственников через суд.

– Если конфликт урегулировать невозможно, семье лучше всего разъехаться, – подтверждает юрист Юрий Соколовский. – Самый простой вариант – это подыскать для пожилой женщины хороший социальный центр. Если младшая дочь заботится о маме, она может доплачивать за ее проживание в пансионате (цена такого проживания около 700 евро в месяц. – Прим. ред.). Обеспечить бабушку льготным местом в пансионате социальная служба, скорее всего, откажется, ведь содержать Ксению должны взрослые дочери.

– Но почему Ксения должна уходить из собственной квартиры?

– Это действительно несправедливо. Существует второй вариант: требовать выселения дочери и внучки через суд в связи с тем, что совместное проживание стало невозможным. Но для победы Ксении понадобятся доказательства, например, заключения медиков о побоях. Вдобавок наши суды тянутся годами, а жить в такой обстановке пожилая женщина не может уже сейчас.

– Какой же выход?

– Можно продать квартиру, для чего Ксении не требуется согласие родственников. Но у бабушки есть еще один вариант прийти к соглашению с родственниками. Она может открыто предупредить, что в случае издевательств изменит завещание. В принципе Ксения Александровна напрасно написала первое завещание, поскольку после ее смерти квартира все равно была бы разделена между дочерьми поровну.

– Значит, завещание имеет смысл, только если бабушка хочет распорядиться квартирой по-другому?

– Да, и она может оставить имущество только Леониде или ее детям. Правда, дочь Ингрида получит право затребовать свою неотклоняемую долю наследства.

– Что это такое?

– Это половина наследства, которая полагалась бы Ингриде в случае, если бы ее мать вообще не оставила завещания.

– То есть четверть квартиры.

– Именно так. Но в отдельных случаях требование неотклоняемого наследника может быть полностью отклонено. Например, это произойдет, если будет доказано, что Ингрида оставляла мать в беспомощном состоянии, или Ксения возбудит против дочери уголовное дело по факту телесных повреждений.

 
© 2012 Делаем ВМЕСТЕ!